Беляев-Гинтовт Алексей

Алексей Юрьевич Беляев-Гинтовт родился в Москве в 1965 году. В 1985 окончил Московский архитектурно-строительный техникум. В 1985-88 учился в МАРХИ (факультет градостроительства). В 1988—1990 участник Свободной Академии, Москва-Санкт-Петербург. В 1990—1994 участник группы «Лаборатория мерзлоты» (далее «ЛМ», совместно с С. Кусковым, К. Преображенским). В 1991 году занимает I место на «Первом международном фестивале видеоарта» (г. Ленинград). В 1992—1993 художник журнала интерпретационного искусства «Место печати». С 1996 года — стипендиат Международной ассоциации изобразительных искусств — АИАП (ЮНЕСКО), Париж. В 1997 — участник движения «Новый Русский Классицизм», Санкт-Петербург. C 2000 года — участник группы Ф. С. Б. (Фронт Спокойного Благоденствия), совместно с А. Молодкиным. В 2002—2003 — стилист партии «Евразия». С 2003 года — стилист Международного «Евразийского Движения». В 2008 награжден премией Кандинского в номинации «Лучший проект года» за выставку «Родина Дочь». Живет и работает в Москве. Персональные выставки "Родина-дочь", галерея "Триумф" (2008), «Salle d`expositions a`la Chapelle saint-Louis», Париж, Франция (2002), Государственный Русский Музей, Санкт-Петербург (2001). Групповые выставки "Соц Арт: Современное политическое искусство России", Москва-Париж (2007), "Арт-Москва" (2007), 1-я Московская биеналле. (2004) и др. 

Алексей Беляев-Гинтовт — один из самых ярких московских представителей «Новой cерьезности», возникшей из небытия в начале 1990-х на берегах Невы. Будучи безраздельно предан этому течению с его хрупким аристократизмом и вечной мольбой о продлении прекрасного, Беляев-Гинтовт тем не менее заставляет задуматься о том, что логическим продолжением «Нового классицизма» естественным образом станет «Новый ампир».

Его по-московски могучая образность парадоксальным образом сочетает традиции православной иконописи с веяниями русского авангарда и конструктивизма, а тоталитарную классичность советского большого стиля — с формальной «нерукотворностью» американского поп-арта.

Впрочем, именно в этой точке Беляев-Гинтовт с коварством истинного революционера-консерватора блистательно опровергает малейшее подозрение в его мнимом родстве с господствующей идеологией тотального арт-бизнеса, пропечатывая каждое изображение собственными ладонями (palm printing) и тем самым гарантируя им неопровержимую подлинность.

Экспозиция «Родина — Дочь» включает в себя около двух десятков монументальных объектов. Пронзенный неукротимым мужским желанием защитить ослабевшую истерзанную Мать, Беляев-Гинтовт удочеряет Родину, принимая на себя всю ответственность за ее будущее.

Выставка в галерее «Триумф» 2010 года – «Парад победы 2937», художник показывает Красную площадь через тысячу лет. Проект отсылает нас к сталинскому генплану 1935 года, но изменяет Москву до неузнаваемости. На месте только Кремлевская стена, мавзолей и Собор Василия Блаженного. Памятник Минину и Пожарскому и тот умудрился за эти годы значительно увеличиться в размерах, а на месте ГУМа располагается космодром, принимающий звездолеты в форме собственно звезд. Окружает все это великолепие сорок небоскребов, задуманных Сталиным, по версии Гинтовта, еще до войны и статуя Ответственности - антипод американской статуи Свободы. По Красной площади строем идут инопланетяне, за ними — какие-то чешуйчатые персонажи. А над прекрасными телами веет истинно арийский дух. Победительная воля, физическая мощь, презрение к сантиментам, всегда готового стать будущим. Свободные люди Гинтовта шагают до боли знакомым по фильмам и фотографиям, мгновенно узнаваемым маршем по брусчатке Красной площади. Сразу ясно: они победили абсолютное, бездушное зло и совершенно естественным образом позаимствовали его эстетику. По форме вроде все то же: оружие, красные пятиконечные звезды, море золота, очевидные рассуждения на темы государственности. Разве что дробные ранее картинки слились теперь в цельные монументальные фризы.

Проект «55° 45′ 20.83″ N, 37° 37′ 03.48″ E» по сути, является продолжением «Парада», развившегося в сторону тотального будущего. Из 21 изображения только три сделаны в привычной технике palm printing. Это так называемая «входная группа». На первом чешуйчатые, отсылающие к кремлевским, ворота открываются загадочным образом – при помощи неких магических шаров и спирали наподобие телепорта из советских научно-фантастических фильмов. Перед ними караул: люди и зооморфы с алебардами-бластерами в руках. Вторые два – зум, многократное увеличение стражников, их крупные поясные портреты. Даже не видя оставшихся 18 изображений понятно, что Беляев-Гинтовт дал выход тому, что интересовало его всю жизнь, – театральности и кинематографичности. Изображения-декорации похожи на скриншоты из какого-то футуристического фильма вроде ланговского «Метрополиса», только еще менее приспособленного для живых существ.

Персональный сайт: www.gintovt.ru

Источники: Wikipedia,  Артхроника, Журнал Артгид, Сайт Премии Кандинского, Галерея Триумф