Александр Раевский: «Об искусстве я совершенно не помышлял, хотя всегда знал, что лучше всех рисовал в классе…»

Над интервью работали Елена Семенова и Мария Назарова

Фотографии предоставлены Александром Раевским и ЦТИ Фабрика

В пространстве ЦТИ Фабрика в рамках программы "Фабричные мастерские" работает выставка Александра Раевскгого "Вселенная 69". В нем он исследует причины надлома советского сознания на примере жителей города Гюмри, который в 1988 году был практически полностью разрушен землетрясением. По сей день город частично лежит в руинах, сохраняя не затянувшиеся рубцы перемен. Проект представляет собой фото – видео – аудио инсталляцию с элементами интерактивного взаимодействия со зрителем. Мы поговорили с Александром Раевским об этом его проекте и о том, какой путь он прошел для того, чтобы стать художником.

Александр Раевский родился в Кишенёве в 1979 году. Живет и работает в Марбурге. Получил магистерские степени в Кишинёвском Государственном Педагогическом Университете им. Иона Крянгэ, по специальности «станковая и монументальная живопись», в Академии Публичного Управления при Президенте Республики Молдова в области экономики по специальности «публичный менеджмент», так же получил магистерскую степень в изобразительном искусстве в Бергенской Академии Искусства и Дизайна, на данный момент учится в аспирантуре в Высшей Школе Искусств, Дизайна и Архитектуры Университета Аалто. Прибегая к различным медиа, Александр исследует взаимодействие социума и политической системы. Зачастую его проекты носят характер интервенции в общественные и художественные пространства, что в свою очередь является результатом проведённых художественных исследований в области изменения современной парадигмы и потенциальной динамики её развития. В качестве организатора культурных проектов, Раевский стремится к созданию новых свободных площадок для тех художников, которые стараются развивать новые формы социальной коммуникации, выступая против институциональных и коммерческих диктатов. Его работы находятся в частных и музейных собраниях в Болгарии, Ирландии, России, Молдовы, Польши, Эстонии, Канады, Норвегии, Армении, Румынии, Германии, Словакии и Узбекистана. 

Елена Семенова: Почему проект называется «Вселенная 69»?

Александр Раевский: Американский этолог и исследователь психологии Джон Би Кэлхун в своё время проводил эксперименты на мышах: создавал для них идеальный мир, где были в изобилии корм и все необходимые идеальные условия для существования. В искусственно созданной ситуации грызуны благополучно размножались, подходили к зениту своего развития и после этого внутри их «сообщества» начинались формироваться сложные иерархические трансформации. Со временем под давлением новой ситуации эти миры вымирали. Эксперимент назывался «Вселенная 25». Заметив некую аналогию, я решил позаимствовать название и поменять цифру на 69 – ровно столько, сколько просуществовал Советский Союз.

Проект "Вселенная 69"

Е.С.: Про что эта выставка? 

А.Р.: Проект посвящен Спитакскому землетрясению, которое произошло 7 декабря 1988 года и событиям последовавшими после него. Это землетрясение считается одним из самых сильных за 20 век: Спитак был уничтожен на 100%, а Ленинакан на 80%. После скорого распада СССР все мечты и надежды у жителей Ленинакана на восстановление той инфраструктуры, которая была до землетрясения, окончательно рухнули. Промышленный потенциал Армянской ССР был сосредоточен именно в этом регионе, таким образом это нанесло огромный урон всей Армении. Город просто вымер, и до сих пор, к сожалению, значительная часть его лежит в руинах. Если пройти мимо некоторых мест, то создастся ощущение, что природная трагедия случилась полчаса назад. Часть города до сих пор разрушена и напоминает бетонный фарш, сквозь который прорастают деревья и трава. Помимо физического дискомфорта, люди остались сломлены морально и психологически, в том числе и из-за этих событий. Так сложилось, что моя супруга из Армении, родилась в Ленинакане (после распада Союза переименованного в Гюмри) через год после землетрясения. Впоследствии под влиянием определённых жизненных обстоятельств я прожил больше года в Гюмри. Пока там жил, занимался исследованием сформировавшейся армянской реальности под влиянием трагических событий и последовавшего после этого коллапса СССР. Результатом чего явилась реализация многогранного проекта, который я обозначил как «Вселенная 69». Если предметно рассматривать московскую часть проекта, хотелось бы отметить, что зачастую многие архивные фотоматериалы я откапывал в разрушенных домах погибших людей. Сегодня в Гюмри очень многое пребывает в запустении, у жителей города под сильным влиянием произошедших событий произошла тотальная морально – психологическая деконструкция ценностей. Видеоматериалом для проекта послужила съёмка в Гюмрийском зоопарке, который, к счастью, закрыли. Я наблюдал за волками, медведями, львами, рысями, обезьянами, кроликами и другими животными. После того, как я уехал из Гюмри, и основываясь на информации, которая дошла до меня, многих из животных после закрытия зоопарка отправили в реабилитационный центр, по причине того, что у них просто съехала крыша. Для меня лично это представляет собой определенную параллель того, что произошло в этом городе с его жителями после вышеописанных событий. Хочется дополнить, что живя в Гюмри, я очень много проводил времени в общении с представителями различных поколений, благодаря чему я собрал очень много личных историй, небольшая часть которых вошла в московскую часть проекта. Например, документация общего проекта с моей коллегой Лианой Акопян, где в свою очередь за кадром звучит диалог представительниц двух поколений, в рамках которого, на мой взгляд, раскрываются причинно – следственные связи гюмрийской ситуации, а так же раскрываются индивидуальные позиции старшего и молодого поколения Гюмри. То, что вы видите здесь – всего лишь одна из граней большого проекта. У меня есть серия выставок и проектов, которые имеют такое же название. В своё время эту идею поддержали молодые армянские и японские художники – мы сделали выставку в Гюмри в 2015 году, а еще через год в Токио. В той части проекта существовала определенная корреляция между событиями 2011 года в Японии и землетрясением в Гюмри. 

Е.С.: Когда вы жили в Армении? 

А.Р.: С 2014 по 2015 год. Месяц прожил в Ереване, потом переехал в Гюмри и по работе ездил в Ереван. 

Проект "Вселенная 69"

Е.С.: Чем вы занимались до того, как стали художником? 

А.Р.: До 20 лет я был профессиональным спортсменом и членом сборной Молдовы по кикбоксингу и тайскому боксу. Мой отец – «заслуженный член общества» и тренер Молдовы по вольной борьбе. Я вырос в среде профессиональных спортсменов, каждый день с трех лет проводил время в спортзале и, честно говоря, достаточно «наелся» этой атмосферой. 

Е.С.: Искусство для вас было своеобразным бунтом? 

А.Р.: Нет, для меня это было результатом «переломного момента». Так случилось, что я оказался полупарализован полтора месяца. У меня был зашит рот металлическими штуками, и я ни с кем не мог общаться. Все это время очень много размышлял и анализировал, что произошло, позже сделал все от меня зависящее, чтобы изменить радикально все - друзей, поведение, образ мышления, последнее изменить было труднее всего по причине того, что я жил в девяностых и был, к сожалению, неотъемлемой частичкой криминального сообщества. Об искусстве совершенно не помышлял, хотя всегда знал, что лучше всех рисовал в классе, но никогда не доводил свои рисунки до логического завершения. Благодаря спорту я научился дисциплине. После «переломного момента» стал заниматься художеством. В 20 лет пошел в детскую художественную школу, учился с детьми, которым было 10-11 лет. Позднее меня заметил директор художественной школы, оценил предрасположенности и пригласил к себе в личную копировальную мастерскую. Я учился делать копии старых мастеров 17-18 века, затем понял, что владение навыками копииста недостаточно и принял решение уйти из мастерской и в 2000 году решил пойти на художественно-графический факультет при педагогическом университете. Мне повезло, моими преподавателями были люди, которые заканчивали Суриковский институт, питерскую академию художеств, киевскую академию и Строгановский институт. Я поступил на отделение живописи и проучился там пять лет. При этом постарался перенять у своих педагогов всё лучшее, что у них было, за что всегда им буду очень благодарен!

Проект "Вселенная 69"

Е.С.: Потом учились в Норвегии? 

А.Р.: Нет, после Педагогического Университета я поступил в Государственный Технический Университет на специальность «архитектура», но в процессе обучения был тотально разочарован - чувствовал, что попросту трачу свое время. Когда попадаешь в болото к лягушкам, либо квакаешь с ними в унисон, либо покидаешь болото, и я выбрал второе. Уже на тот момент я начал постепенно разбираться в современном искусстве. Было желание делать большие инсталляции и создавать крупномасштабные проекты. Современная архитектура - это скульптура, только в других масштабах и с повышенной степенью интеллектуальной ответственности. Забрав документы из Технического Университета я решил поступить в академию публичного управления при президенте республики Молдовы, я «гонял бабочек» думая, что смогу изменить культурную политику страны, что у меня достаточно сил и опыта для этого. Проходя практику в Министерстве культуры, я понял, что передо мной стоит все тот же выбор - квакать в унисон, становясь частью системы, или уйти, выбор был сделан в сторону того, чтобы не становиться механизмом номенклатурной системы, но при этом завершить своё образование в академии. У меня была магистерская дипломная работа о развитии культурного менеджмента на территории республики Молдовы. В ней я предлагал «сказочные дворцы», виртуальные музеи и прочее, но эта идеалистическая модель стране на сегодняшний день не нужна. В целом, на постсоветском пространстве нет ни одного государства, где мои идеи бы могли сработать. Я осознал, что в Молдове мне ловить было особо нечего и начал учить английский язык с нуля, и поступил в Швецию, но потом через два месяца мне прислали счет на шестьдесят тысяч евро. К сожалению, за год до моего поступления они успели изменить законодательство, и по нему иностранцы должны были платить за образование в обязательном порядке. Тем не менее, я не опускал руки и искал места, где бы смог продолжить своё образование. За один год поступил сразу в два учебных заведения - в Китай и в Норвегию, в итоге выбрал второе. В Норвегии я встретил будущую супругу – она была там по государственному обмену и училась микробиологии. Там я принял решение, что мне неважно, где себя реализовывать, главное, чтобы жена была рядом, и поехал за ней в Армению. Через месяц понял, что из Армении нужно бежать. Я начал искать места, поступил в Финляндию, а супруга поступила в институт Макса Планка, который находится в Германии. 

Проект "Вселенная 69"

Е.С.: Почему вы подали заявку на фабричные мастерские? 

А.Р.: У меня был один проект, после которого я понял, что вообще не хочу принимать в чем-либо участие в Москве. В 2008 году я представлял Молдову принимая участие в молодежной биеннале, потом в 2009 я принимал участие во «взрослой» биеннале, а через год снова участвовал в молодежной. Затем был Медиаудар - вот на нем я и хотел поставить точку. Не хотел бы озвучивать детали, но после этого я понял, что не хотел бы больше иметь дело с московскими организаторами. 

Е.С.: Почему же вы все-таки поехали? Решили сделать исключение для Фабрики?

А.Р: Нет, я бы так не сказал. Дело в том, что после рождения ребёнка я взял его воспитание и уход на себя и где-то полтора года был в «отпуске». Никогда и никуда не подавал никаких заявок, поскольку была определенная договоренность с супругой - у нее очень ответственная работа. Спустя какое-то время она предложила мне снова активизироваться. У меня накопилось достаточное количество различных материалов, и жена предложила начать активно работать над проектами. С этого момента я начал искать возможности их развивать в разных направлениях. Поэтому, как вы понимаете, для меня не существует какого-либо «исключения» или же «ограничения». Честно говоря, я думаю, что на сегодняшний день у меня нет каких-либо табу или комплексов. По моему мнению, художник, у которого есть границы внутри сознания - плохой художник. 

Я был очень приятно удивлен тому, что Фабрика меня пригласила сделать здесь эту выставку - не думал, что пройду конкурс, мне думалось, что он открыт исключительно для российских художников. Персональной выставки в Москве у меня никогда не было до этого момента. Я очень рад, что могу хотя бы маленький кусочек (5 процентов от того материала, который у меня есть) показать людям и поделиться теми переживаниями, ощущениями и анализом, который был сделан во время моего проживания в Армении.

 

Проект "Вселенная 69"